Rambler's Top100 На главную страницу

ИШЬ ТЫ, МАСЛЕНИЦА

Материалы о символике Масленицы и идее подменной невесты, а также о блинах  взяты из журнала _mjawa
Еще много что бралось с сайта: http://www.maslenitsa.ru/
Картина:"Масленица" Попкова Ирина

Дорогая наша Масленица,
Авдотьюшка Изотьевна!
Дуня белая, Дуня румяная,
Коса длинная, триаршинная,
Лента алая, двуполтинная,
Платок беленький, новомодненький,
Брови черные, наведенные,
Шуба синяя, ласткй красные,
Лапти частые головастые,
Портянки белые, набеленные!

Масленица - еще один народный праздник который сохранился до сих пор...  В этом году с 20 по 26 февраля 2017 года.  Кто не знает? Блинов выпекание, песен орание, с гор катание, чучела сжигание ... что бы это значило... 

 


И ВСЕ ТАКИ, МАСЛЕНИЦА
СЕМЬ ДНЕЙ МАСЛЕНИЦЫ  МАСЛЕНИЧНЫЕ БЛИНЫ
ПРОВОДЫ МАСЛЕНИЦЫ ИШЬ ТЫ, МАСЛЕНИЦА (МУЛЬТ)

И ВСЕ ТАКИ, МАСЛЕНИЦА

Масленица - древний славянский праздник, доставшийся нам в наследство от языческой культуры. Это - веселые проводы зимы, озаренные радостным ожиданием близкого тепла, весеннего обновления природы. Даже блины, непременный атрибут масленицы, имели ритуальное значение: круглые, румяные, горячие, они являли собой символ солнца, которое все ярче разгоралось, удлиняя дни. Возможно, блины были и частью поминального обряда, так как масленице предшествовал "родительский день", когда славяне поклонялись душам усопших предков.
Проходили века, менялась жизнь, с принятием на Руси христианства появились новые, церковные праздники, но широкая масленица продолжала жить. Ее встречали и провожали с той же неудержимой удалью, что и в языческие времена.

Некоторые историки считают, что в древности масленица была связана с днем весеннего солнцеворота, но с принятием христианства она стала предварять Великий пост и зависеть от его сроков. А этнограф прошлого века И. М. Снегирев считал, что масленица в языческие времена сопровождала празднования в честь языческого бога Велеса, покровителя скотоводства и земледелия. В христианскую эпоху Велесов день, приходившийся на 24 февраля по новому стилю, стал днем святого Власия. В народных присловьях сохранилась память о традициях обрядовых подношений Велесу-Власию: "У Власия и борода в масле".

Однако это еще не все о значении масленицы. Для славян она долгое время была и встречей нового года! Ведь до XIV века год на Руси начинался с марта. А по давним поверьям считалось: как встретит человек год, таким он и будет. Потому и не скупились русичи в этот праздник на щедрое застолье и безудержное веселье. И называли масленицу в народе "честной", "широкой", "обжорной", а то и "разорительницей".

Ни принятие христианства, ни изменение времени новогоднего отсчета не заставили Русь отказаться от любимого праздника - хлебосольного и разгульно-веселого, в котором словно отражалась русская натура, порой не знающая меры и удержу. Об этом мы можем судить по дошедшим до нас свидетельствам современников - отечественных и иностранных. Англичанин С. Коллинс, служивший в середине XVII века врачом у царя Алексея Михайловича, писал в своих записках: "На масленице, перед Великим постом, русские предаются всякого рода увеселениям с необузданностью и на последней неделе (перед Великим постом - прим. И. Г.) пьют так много, как будто им суждено пить в последний раз на веку своем". По рассказам Коллинса, после этого праздника по Москве тянулись скорбные подводы с бездыханными телами жертв лихого разгула. Одни напивались до смерти, другие во хмелю падали в сугробы и замерзали, третьи гибли в кулачных боях, любимой масленичной забаве. "Человек двести или триста провезены были таким образом в продолжение поста", - писал Коллинс.

Саксонец Г. А. Шлейссингер, побывавший в Москве в конце XVII века, рассказывал: "В это время пекут пирожки, калачи и тому подобное в масле и на яйцах, зазывают к себе гостей и упиваются медом, пивом и водкою до упаду и бесчувственности". По своей темпераментности, замечает Шлейссингер, московиты, пожалуй, сродни итальянцам: "Масленица напоминает мне итальянский карнавал, который в то же время и почти таким же образом отправляется".

Даже качели, которые любили устраивать на масленицу россияне, нередко для отчаянных удальцов становились причиной членовредительства, а то и гибели. Царь Алексей Михайлович самыми строгими мерами старался утихомирить своих разудалых подданных. Воеводы рассылали по градам и весям царские указы, то запрещая частное винокурение, то требуя, чтобы россияне в азартные игры не играли, "кулачных боев меж себе не делали и на качелях ни на каких не качалися".

Но ни грозные царские указы, ни наставления патриарха не в силах были совладать с бьющим через край весельем. Молодой Петр I, открывая масленичные гулянья в Москве и забыв строгие наставления своего батюшки, сам с упоением качался на качелях вместе с офицерами-преображенцами.

Это подметил и секретарь австрийского посольства И. Г. Корб, приехавший в это время в Россию: на масленице "пропадает всякое уважение к высшим властям, повсюду царит самое вредное своеволие". К немалому удивлению Корба, сам молодой царь задавал тон этому ниспровержению всяческих авторитетов. Корб стал свидетелем курьезного и вместе с тем глумливого обряда: только что отстроенный Лефортов дворец освящал на масленицу шутовской патриарх, "князь-папа", возглавлявший "всешутейший и всепьянейший собор". Дворец освящали в честь Вакха, кадили табачным дымом, а "патриарх" благословлял всех крестом, сделанным из перекрещенных табачных трубок. Затем во дворце начался веселый пир, продолжав шийся двое суток: "Причем не дозволялось уходить спать в собственные жилища. Иностранным представи телям отведены были особые покои и назначен определенный час для сна, по истечении которого устраивалась смена, и отдохнувшим надо было в свою очередь идти в хороводы и прочие танцы".

Ф. В. Берхгольцу, прибывшему в Россию в свите герцога Голштинского, особенно запомнилась масленица в Москве в 1722 году. По случаю празднования Ништадтского мира Петр устроил необычную процессию, которая двинулась из села Всесвятского и проехала по Москве. Изумленные москвичи видели, как по заснеженным улицам их древнего города курсировал русский флот. Лодки, яхты, корабли были поставлены на сани, которые тянули лошади.

Берхгольц оставил подробнейшее описание этого поезда. Тут был и "князь-папа" со своей шутовской свитой: "В ногах у него верхом на бочке сидел Бахус, держа в правой руке большой бокал, а в левой посудину с вином". За ним следовал Нептун: "Он сидел в санях, сделанных в виде большой раковины, и имел пред собою в ногах двух сирен". Сам император ехал на большом корабле, беспрестанно салютовавшем из пушек. Команду корабля составляли бойкие, проворные мальчики (очевидно, ученики навигацкой школы). Берхгольц рассказывал: "Его величество веселился истинно по-царски. Не имея здесь в Москве возможности носиться так по водам, как в Петербурге, и несмотря на зиму, он делал однако ж со своими маленькими ловкими боцманами на сухом пути все маневры, возможные только на море. Когда мы ехали по ветру, он распускал все паруса, что конечно немало помогало 15-ти лошадям, тянувшим корабль".

Императрица следовала за кораблем в красивой раззолоченной гондоле. В процессии были ряженые, изображавшие турок, арапов, испанцев, арлекинов, даже драконов и журавлей. Были сани, запряженные шестерней медведей. Ими правил человек, зашитый в медвежью шкуру. Вероятно, это была выдумка Ромодановских, которые славились своими дрессированными медведями. Берхгольц насчитал в процессии свыше 60 саней. Праздник закончился пиром и фейерверком.

А вот в 1724 году в Петербурге масленица не удалась. Петр намеревался и здесь устроить забавное санное шествие, но всю праздничную неделю мела метель и был жестокий мороз. Несколько дней участники процессии в костюмах и масках съезжались к месту сбора, но, окоченев по дороге, отправлялись отогреваться в чей-нибудь гостеприимный дом. Азартный государь не терял надежды осуществить задуманную им потеху, но, увы, стихия победила.

Екатерина II по случаю своей коронации, подражая Петру I, устроила в Москве на масленой неделе грандиозное маскарадное шествие под названием "Торжествующая Минерва". Три дня ездила по городу маскарадная процессия, которая, по замыслу императрицы, должна была представить различные общественные пороки - мздоимство, казнокрадство, чиновничью волокиту и другие, уничтожаемые благотвор ным правлением мудрой Екатерины. Распорядителем праздника был известный актер Ф. Г. Волков, стихи и тексты для хоров писали М. М. Херасков и А. П. Сумароков. Процессию составляли четыре тысячи действующих лиц и двести колесниц. Это увеселение стоило жизни Волкову, простудившемуся во время праздника. А пороки, с которыми намеревалась бороться Екатерина, по странной иронии судьбы под ее скипетром расцвели еще более пышным цветом.

Когда Екатерина II дождалась рождения внука Александра, которому втайне намеревалась передать престол, обойдя нелюбимого сына Павла, императрица на радостях устроила для своих приближенных поистине "бриллиантовую" масленицу. Английский посол лорд Гаррис сообщал: "Императрице угодно было устроить в течение масленицы праздник, который своим великолепием и изяществом превзошел все, что можно придумать в этом роде. За ужином десерт подавался на драгоценных блюдах, сверкавших каменьями на сумму до двух миллионов фунтов стерлингов". Тем, кто оказывался в выигрыше в затеянных после ужина играх, императрица преподносила бриллиант. За вечер она раздарила своим приближенным около 150 бриллиантов, поразивших англичанина своей ценой и редкостной красотой.

Посетивший Россию в XVIII веке датчанин П. Хавен рассказывал: "Помимо различных игр, обычных на масленицу, русские в эту неделю устраивают себе развлечение, которое чужеземным наблюдателям кажется более опасным, нежели веселым". Он имел в виду катание с высоких ледяных гор, ставшее неотъемлемой частью масленичных забав. Сначала для этого использовали естественные рельефы местности - высокие речные берега, овраги и пригорки, которые заливали водой.

Ганноверского посланника Ф.-Х. Вебера, побывавшего в России во времена Петра I, это излюбленное развлечение русских привело в содрогание. У крутого, обледеневшего спуска реки уже вовсю шла потеха. Наверху стоял стол с водкой, которой - "на дорожку" - угощали катающихся. Под горой расположился оркестр, вокруг собрались толпы наблюдающих. Несколько человек садились гуськом, держась друг за друга, на соломенный коврик. Для благополучного спуска следовало обладать незаурядными акробатическими способностями. Катальщики на огромной скорости неслись с горы, скользя по ледяным ухабам на "пятой точке" и задрав ноги кверху, чтобы не покалечить их и не приехать вниз нагишом: по свидетельству Вебера, при стремительном спуске от трения "брюки, если не были прочны, рвались в клочья". Как только коврик с катающимися сталкивали сверху, "начинали играть литавры и трубы, звук которых сопровождался криками зрителей и самих спускавшихся. И я могу на собственном опыте подтвердить, - продолжает Вебер, - что, когда был со всеми остальными принужден также проделать этот спуск и счастливо завершил гонку, я от головокружения почти ничего не слышал и не видел".

Со временем "катальная потеха" в городах совершенствовалась. На льду реки или на площадях стали возводить деревянные горки с нарядными павильонами, спусковую дорожку ограждали бортиками. Горки украшали разноцветными флагами, еловыми и сосновыми ветками, даже деревянными скульптурами. Вместо рогожек появились специальные санки, которые вначале напоминали лодки, поставленные на полозья и обитые внутри сукном. Но некоторые лихачи предпочитали спускаться с горок на коньках или просто на собственной подошве. В Петербурге в начале XIX века славились горы купца Подозникова. Они строились на Неве против Сената и достигали 26 метров в высоту. Катание с городских усовершенствованных гор стало платным и в прошлом веке стоило копейку.

Возле ледяных гор развертывалась бойкая торговля горячим сбитнем, чаем из дымящихся самоваров, сладостями, орехами, пирогами и блинами. Публику веселили скоморохи и любимый народный герой - Петрушка. Вскоре на смену этим представлениям пришли балаганы, в которых выступали акробаты и жонглеры, показывали дрессированных животных и китайские тени, ставили лубочные комедии, спектакли-феерии, а также популярные в XIX веке "живые картины".

Хозяева балаганов чутко улавливали изменения зрелищных потребностей и вкусов публики. Едва по Петербургу разнеслась молва о триумфе картины К. Брюллова "Гибель Помпеи", как в одном из балаганов начали показывать "живую картину" на эту тему. Эффекты были впечатляющие: яркие вспышки извержения вулкана, дым, грохот, живописные группы статистов... Правда, полуобнаженные "помпеянцы" отчаянно дрожали в промерзлом балагане, но невзыскательные зрители истолковывали это как ужас перед грозной стихией.

Если в Москве и Петербурге простолюдины на масленице спешили в балаганы, чтобы посмотреть "Битву русских с кабардинцами" или "Взятие Карса", то жители маленьких провинциальных городков и деревень сами становились действующими лицами необычной баталии - взятия снежного городка - помните яркую, динамичную картину Сурикова? Собравшись от мала до велика, они дружно возводили из снега крепость с затейливыми башнями и двумя воротами. Чаще всего ставили ее на льду реки и посередине прорубали полынью. Затем участники игрища делились на две партии. Конные удальцы осаждали крепость, а ее защитники отбивались снежками, размахивали хворостинами и метлами, пугая лошадей. Победителя, ворвавшегося первым в ворота, ожидало испытание: его заставляли искупаться в ледяной проруби. Потом всем участникам игры подносилось угощение, а победителя награждали подарком.

Распространенной масленичной забавой, особенно в глубинке, были кулачные бои. С. В. Максимов в "Очерках народного быта" рассказывал о традициях одного из уездных городков Пензенской губернии: "В последний день масленицы <...> на базарную площадь еще с утра собираются все крестьяне, от мала до велика". Начинается с традиционной "стенки", когда выстраиваются друг против друга бойцы двух партий. А кончается тем, что "все дерутся, столпившись в одну кучу, не разбирая ни родных, ни друзей, ни знакомых. Издали эта куча барахтающихся людей очень походит на опьяненное чудовище, которое колышется, ревет, кричит и стонет от охватившей его страсти разрушения. До какой степени жарки бывают эти схватки, можно судить по тому, что многие бойцы уходят с поля битвы почти нагишом: и сорочки, и порты на них разодраны в клочья". 

Широкая масленица в полной откровенности выставляла напоказ все: и семейные достатки, о которых судили по нарядам и угощению; и одичание невежественных душ, превращающее праздник в пьяный мордобой, и неистребимую тягу человеческих сердец к красоте и радостной поэзии бытия. Максимов писал: "Всюду весело, оживленно, всюду жизнь бьет ключом, так что перед глазами наблюдателя промелькнет вся гамма человеческой души: смех, шутки, женские слезы, поцелуи, бурная ссора, пьяные объятия, крупная брань, драка, светлый хохот ребенка..."

Но самым любимым и красивым масленичным обрядом было катание на санях. Выезжали все, у кого был конь, и по улицам городов и деревень наперегонки неслись разномастные упряжки: богачи щеголяли холеными рысаками и расписными санками, крытыми ковром или медвежьей шкурой, а вслед неуклюже скакали крестьянские лошаденки, вычищенные до блеска, украшенные цветными ленточками и бумажными цветами. Гремели конские копыта, звенели бубенцы и колокольчики, заливались гармоники... Мальчишки с наслаждением дули в глиняные свистульки, выводя птичьи трели и даже не подозревая, что подражание голосам птиц - тоже остаток языческих обрядов зазывания Весны-Красны. Эту светлую радость и праздничную пестроту красок донесли до нас картины Б. Кустодиева, любившего рисовать русскую масленицу.

Молодая англичанка М. Вильмот, приехавшая в гости к княгине Дашковой, с удовольствием участвовала в масленичных катаниях в Москве в 1804 году. Она записала в дневнике: "Особенно блистали купчихи. Их головные уборы расшиты жемчугом, золотом и серебром, салопы из золотного шелка оторочены самыми дорогими мехами. Они сильно белятся и румянятся, что делает их внешность очень яркой. У них великолепные коляски, и нет животного прекраснее, чем их лошади. Красивый выезд - предмет соперничества <...> Прелестная графиня Орлова была единственной женщиной, которая правила упряжкой, исполняя роль кучера своего отца. Перед их экипажем ехали два всадника в алом, форейтор правил двумя, а графиня - четырьмя лошадьми. Они ехали в высоком, легком, чрезвычайно красивом фаэтоне, похожем на раковину".

Леди Блумфильд так описывала масленицу 1846 года в Петербурге: "Все пространство большой Адмиралтейской площади было покрыто временными бараками и деревянными театрами, а также цирками, каруселями, ледяными горами и т. д., устроенными для развлечения народа. Дорога против Зимнего дворца была занята непрерывной линией карет, которые тянулись, точно в процессии, и были преимущественно наполнены детьми. В общем это было красивое и веселое зрелище, словно большая ярмарка. Во время масленицы люди всех классов, казалось, совсем теряли голову, думая только о том, как больше наполнить эту неделю удовольствиями и развлечениями".

Особую поэзию санному катанию придавал давний народный обычай: поженившиеся зимой "молодые" ездили по улицам "казать себя" и делали визиты родным и знакомым. Нередко и помолвленные женихи вывозили напоказ всему честному люду красавиц-невест. "Новоженов" и помолвленных узнавали сразу: и по счастливым лицам, и по щегольским нарядам, а особенно по тому, что им положено было ездить обнявшись. В "Записках" А. Т. Болотова есть любопытный эпизод, относящийся к времени правления Екатерины II. Великий князь Константин Павлович, только что женившийся, последовал народному обычаю и, "подхватив свою молодую и посадя в открытые сани, один, без кнехта, без всяких дальних сборов и церемоний, ну по городу масленицею ездить и кататься и всем свою молодую показывать; а народу то и любо было. Сказывают, что сие узнала императрица и ей было неугодно, что он нарушил этикет, так что она не приказала ему без своего ведома давать лошадей".

Главное угощение на масленице - блины, пеклись и поедались в несметных количествах. В знаменитых петербургских и московских ресторанах в эту неделю расторопные половые вместе с карточкой меню клали на столы отпечатанные поздравления с масленицей, часто написанные в стихах и украшенные яркими рисунками. На каждый день масленой недели существовали определенные обряды. В понедельник - встреча масленицы, во вторник - заигрыши. В среду-лакомку тещи приглашали зятьев на блины. В широкий четверг происходили самые людные санные катания. В пятницу - тещины вечерки - зятья звали тещу на угощение. Суббота отводилась золовкиным посиделкам.

Воскресенье называлось "прощеным днем". Француз Ж. Маржерет, служивший в России в начале XVII века, рассказывал, что русские в этот день "ходят навещать друг друга, обмениваясь поцелуями, поклонами и прося прощения друг у друга, если обидели словами или поступками; даже встречаясь на улице, хотя бы прежде никогда не видели друг друга, целуются, говоря: "Простите меня, прошу вас", - на что отвечают: "Бог вас простит, и меня простите тоже". В XVII веке в этот день цари вместе со своими приближенными приходили "прощаться" к патриарху. А тот, исполнив необходимые церемонии, потчевал высоких гостей креплеными медами и рейнским вином.

Впрочем, в каждой местности складывались собственные традиции распорядка масленой недели. Так проводы масленицы в одних губерниях начинались уже с пятницы, в других откладывались до воскресного вечера. По деревням с песнями и приговорами двигалась процессия с соломенным чучелом Масленицы, которую чествовали, приглашали снова вернуться на следующий год, а потом увозили за околицу, где сжигали на костре. В некоторых местах во время проводов возили сани с укрепленным на столбе колесом; на колесе восседал румяный крепкий мужик, держа в одной руке штоф вина, а в другой - калач. Колесо, вероятно, символизировало круговорот годового солнечного движения. Что касается фигуры мужика с калачом, то исследователи народного быта видели в нем или олицетворение масленицы или воспоминание о языческом божестве, покровителе плодородия и семейных достатков.

Вполне возможно, что масленичные шествия, столь полюбившиеся Петру I, своими истоками были связаны и с этими простонародными традициями. Сам Петр в подобных процессиях старался играть скромную роль, нарядившись то шкипером, то барабанщиком, а его супруга часто была одета голландской крестьянкой. Зато крестьянин на масленой неделе мог превратиться в царя. В конце XVII века тверской помещик Н. Б. Пушкин донес, что его крестьяне в субботу на масленице выбрали себе "царя", с великим торжеством водили его по деревням и "всполохи чинили с знаменами и с барабанами и с ружьем". Перепуганный помещик усмотрел в игровом действе проводов масленицы политическую крамолу.

Драматург А. Н. Островский, задумав ввести в пьесу "Снегурочка" сцену проводов масленицы, записывал обрядовые праздничные песни, услышанные в русских деревнях. И в "Снегурочке" племя берендеев, жившее в "доисторические времена", прощалось с масленой неделей так же, как и современники драматурга, как, может быть, и сейчас еще прощаются с ней в русской глубинке:

Прощай, честная Масляна!

Коль быть живым, увидимся.

Хоть год прождать,

Да ведать-знать,

Что Масляна придет опять... 

Кандидат филологических наук И. ГРАЧЕВА (г. Рязань) 

СЕМЬ ДНЕЙ МАСЛЕНИЦЫ

ПОНЕДЕЛЬНИК - ВСТРЕЧА МАСЛЕНИЦЫ

В этот день из соломы делали чучело, надевали на него старую женскую одежду, насаживали это чучело на шест и с пением возили на санях по деревне. Затем Масленицу ставили на снежной горе, где начиналось катание на санях. Песни, которые поют в день встречи, очень жизнерадостны. Да вот, например:
А мы Масленицу встречали,
Повстречали, душа, повстречали,
На горушке побывали,
Блином гору выстилали,
Сыром гору набивали,
Маслом гору поливали,
Поливали, душа, поливали.

ВТОРНИК - ЗАИГРЫШ

 этого дня начинались разного рода развлечения: катания на санях, народные гулянья, представления. В больших деревянных балаганах (помещения для народных театральных зрелищ с клоунадой и комическими сценами) давали представления во главе с Петрушкой и масленичным дедом. На улицах попадались большие группы ряженых, в масках, разъезжавших по знакомым домам, где экспромтом устраивались веселые домашние концерты. Большими компаниями катались по городу, на тройках и на простых розвальнях. Было в почете и другое нехитрое развлечение - катание с обледенелых гор.

СРЕДА - ЛАКОМКА

Она открывала угощение во всех домах блинами и другими яствами. В каждой семье накрывали столы с вкусной едой, пекли блины, в деревнях вскладчину варили пиво. Повсюду появлялись театры, торговые палатки. В них продавались горячие сбитни (напитки из воды, меда и пряностей), каленые орехи, медовые пряники. Здесь же, прямо под открытым небом, из кипящего самовара можно было выпить чаю.

ЧЕТВЕРГ - РАЗГУЛ (ПЕРЕЛОМ, ШИРОКИЙ ЧЕТВЕРГ)

На этот день приходилась середина игр и веселья. Возможно, именно тогда проходили и жаркие масленичные кулачные бои, кулачки, ведущие свое начало из Древней Руси. Были в них и свои строгие правила. Нельзя было, например, бить лежачего (помните пословицу "лежачего не бьют"), вдвоем нападать на одного (двое дерутся - третий не лезь), бить ниже пояса (поговорка есть: удар ниже пояса) или бить по затылку. За нарушение этих правил грозило наказание. Биться можно было "стенка на стенку" (опять поговорка) или "один на один" (как у французов тет-а-тет - "с глазу на глаз"). Велись и "охотницкие" бои для знатоков, любителей таких поединков. С удовольствием наблюдал такие бои и сам Иван Грозный. Для такого случая это увеселение готовилось особенно пышно и торжественно.

ПЯТНИЦА - ТЕЩИНЫ БЛИНЫ

Целый ряд масленичных обычаев был направлен на то, чтобы ускорить свадьбы, содействовать молодежи в нахождении себе пары. А уж сколько внимания и почестей оказывалось на масленице молодоженам!
Традиция требует, чтобы они нарядные выезжали "на люди" в расписных санях, наносили визиты всем, кто гулял у них на свадьбе, чтобы торжественно под песни скатывались с ледяной горы (и в этом тоже был тайный смысл). Однако, (как вы, наверное, уже поняли из названия этого дня масленичной недели) самым главным событием, связанным с молодоженами и справляемым по всей Руси, было посещение тещи зятьями, для которых она пекла блины и устраивала настоящий пир (если, конечно, зять был ей по душе).
В некоторых местах "тещины блины" происходили на лакомки, т. е. в среду на масленичной неделе, но могли приурочиваться к пятнице.
Если в среду зятья гостили у своих тещ, то в пятницу зятья устраивали "тещины вечерки" - приглашали на блины. Являлся обычно и бывший дружка, который играл ту же роль, что и на свадьбе, и получал за свои хлопоты подарок. Теща   обязана была прислать с вечера все необходимое для печения блинов: сковороду, половник и пр., а тесть посылал мешок гречневой крупы и коровье масло. Неуважение зятя к этому событию считалось бесчестием и обидой и было поводом к вечной вражде между ним и тещей.

ЗОЛОВКИНЫ ПОСИДЕЛКИ

Начнем с того, что "золовка" - это сестра мужа. Откуда пошло такое название? Может, от слова зло? Ведь она всегда подмечала в жене своего брата слишком много отрицательных черт, а порой и не скрывала своей неприязни к ней? Что ж, случалось и такое... (но не всегда).
Итак, в этот субботний день молодые невестки принимали у себя родных (жены сыновей для матери их мужей были невестками, т.е. пришедшими не отсюда, с их деревни, например, а невесть откуда, - так было принято кое-где раньше: "Не брать в жены своих, местных").

ВОСКРЕСЕНЬЕ - ПРОВОДЫ, ЦЕЛОВАЛЬНИК, ПРОЩЕННЫЙ ДЕНЬ

В книге М. Забылина "Русский народ" рассказывается, как еще в начале XVII века иностранец Маржерет наблюдал следующую картину: если в течение года русские чем-то оскорбили друг друга, то, встретившись в "прощенное воскресенье", они непременно приветствовали друг друга поцелуем, и один из них говорил: "Прости меня, пожалуй". Второй же отвечал: "Бог тебя простит". Обида была забыта.
С той же целью в прощенное воскресенье ходили на кладбище, оставляли на могилах блины, молились и поклонялись праху родных.
Масленица называлась еще и Сырной седмицей и была последней неделей перед Великим постом.

Еще обычаи были такие... 

Значительная часть обычаев на масленицу так или иначе была связана с темой семейно-брачных отношений: на масленицу чествовали молодоженов, поженившихся в течение прошедшего года. Молодым устраивали своеобразные смотрины в селе: ставили их к столбам ворот и заставляли целоваться у всех на глазах, зарывали в снег или осыпали снегомасленицу Подвергали их и другим испытаниям: когда молодые ехали в санях по селу, их останавливали и забрасывали старыми лаптями или соломой, а иногда устраивали им целовник или целовальник когда односельчане могли прийти в дом к молодым и поцеловать молодую. Молодоженов катали по селу, но если за это получали плохое угощение, могли прокатить молодоженов не в санях, а на бороне. Масленичная неделя проходила также во взаимных визитах двух недавно породнившихся семейств.

Эта тема нашла отражение и в специфических масленичных обычаях, посвященных наказанию парней и девушек, не вступивших в брак в течение прошедшего года (фактически не выполнивших своего жизненного предназначения). Подобные обряды получили широкое распространение на Украине и в славянских католических традициях. Например, на Украине и в южнорусских областях наиболее известным обычаем было тягание, или привязывание колодки, когда парню или девушке к ноге привязывали колодку кусок дерева, ветку, ленту и др. и заставляли некоторое время ходить с ней. Чтобы отвязать колодку, наказанные откупались деньгами или угощением.

Среди разнообразных масленичных обычаев заметное место занимают   обряды, относящиеся к хозяйственным делам   и, в частности, магические действия, направленные на усиление роста культурных растений. Например, для того, чтобы лен и конопля выросли ДОЛГИМИ (ВЫСОКИМИ), в России женщины катались с гор, стараясь съехать как можно дальше, а также дрались, громко пели и т. п. Кое-где на Украине и в Белоруссии женщины веселились и гуляли в масленичный четверг (называемый Власием и Волосием), полагая, что от этого скот в хозяйстве будет лучше вестись.

Наиболее важным днем масленичной недели было воскресенье заговенье перед началом Великого поста. В России этот день называли Прощеным воскресеньем, когда близкие люди просили друг у друга прощения за все причиненные им обиды и неприятности; по вечерам принято было посещать кладбища и прощаться с умершими.

Основным эпизодом последнего дня были проводы масленицы, нередко сопровождаемые возжиганим костров. В России к этому дню делали чучело Зимы из соломы или тряпок, наряжали его обычно в женскую одежду, несли через всю деревню, иногда посадив чучело на колесо, воткнутое сверху на шест; выйдя за село, чучело либо топили в проруби, либо сжигали или просто разрывали на части, а оставшуюся солому раскидывали по полю. Иногда вместо куклы по селу возили живую Масленицу: нарядно одетую девушку или женщину, старуху или даже старика - пьяницу в рванье. Затем под крик и улюлюканье их вывозили за село и там высаживали или вываливали в снег (проводили Масленицу).

Здесь необходимо отметить, что понятие "Чучело Масленицы" имеет несколько ошибочный характер, поскольку в действительности  изготавливалось чучело _Зимы_, его катали, его провожали и сжигали, но, поскольку это действо происходило на Масленицу (то есть праздник), то очень часто чучело ошибочно называют Масленицей, хотя это неверно.

Там же, где не делали чучела, обряд проводов масленицы состоял, главным образом, в возжигании общесельских костров на возвышенности за селом или у реки. В костры помимо дров бросали, всякое старье лапти, бороны, кошели, веники, бочки и другие ненужные вещи, предварительно собранные детьми по всей деревне, а иногда и специально для этого украденные. Иногда сжигали в костре колесо, символ солнца, связываемый с приближающейся весной; его чаще надевали на жердь, воткнутую посреди костра.

У западных и южных славян русской Масленице соответствовали Запуст, Менсопуст, Пуст и некоторые другие персонажи - чучела, проводами которых завершалась масленичная неделя.

В центральных областях России проводы масленицы сопровождались удалением за пределы культурного пространства скоромной пищи, символизирующей масленицу. Поэтому в кострах действительно иногда сжигали остатки блинов, масла, лили туда молоко, однако чаще просто говорили детям, что в костре сгорели все скоромные блюда ( молоко сгорело, в Ростов улетело). Некоторые обычаи были адресованы детям и должны были устрашить их и принудить к послушанию: на Нижегородчине в последнее воскресенье масленичной недели в центре села устанавливали шест, на который влезал мужик с веником и, делая вид, что бьет кого-то, кричал: Не проси молока, блинов, яичницы.

Прощание с МАСЛЕНИЦЕЙ завершалось в первый день Великого поста Чистый понедельник, который считали днем очищения от греха и скоромной пищи. Мужчины обычно полоскали зубы, т.е. в изобилии пили водку, якобы для того, чтобы выполоскать изо рта остатки скоромного; в некоторых местах для вытряхивания блинов устраивали кулачные бои и т.п. В Чистый понедельник обязательно мылись в бане, а женщины мыли посуду и парили молочную утварь, очищая ее от жира и остатков скоромного.

Среди других обычаев и развлечений масленичной недели было ряжение (в России ряженые сопровождали чучело МАСЛЕНИЦЫ), вождение козы или козла (восточная Украина), кулачные бои и игры в мяч (порой весьма жестокие и заканчивающиеся увечьями), петушиные и гусиные бои, качели, карусели, молодежные вечерки и др.

ПРОВОДЫ МАСЛЕНИЦЫ И ПОДМЕННАЯ НЕВЕСТА (_mjawa)

Масленичные обычаи имеют одну загадочную особенность. Масленицу звали-звали, праздновали-чествововали, а под конец - в костер или в прорубь? Мало того, еще и как-то оправдываются, дескать, не Масленицу сожгли, а Зиму-Марену, а Масленице-Весне рады-радешеньки. А чего ж тогда Чучело этой самой Зимы с самого Понедельника Масленицей звали? Да и более поздний, но плотно приклеившийся к Масленице Великий Пост подозрительно напоминает сорокадневный траур, завершающийся Воскресеньем (да простят меня френды-христиане, я никаким образом не пытаюсь оскорбить их чувств.).

И вот, перебирая в голове сказки с перепевами сюжета обручения-свадьбы, я заметила один вечный сюжет о "подменной невесте", бродящий по всему свету. Который, кажется, приподнимает покров тайны над Масленичной Мистерией.

Прошу сразу учесть - все, нижесказанное, это не истина в последней инстанции, а моя собственная попытка объяснить для самой себя загадочные моменты самого праздника, и некоторых деталей народной обрядности.

А началось все с рассуждения, что традиционное угощение Масленицы - это блины. Жареные Солнышки, растапливающие своим жаром не только масло и сметану, но и зимние снега, возвращающие весну. А где у нас пребывает зимой весна? В царстве Зимы, владычицы ушедших и еще нерожденных душ. В мире, в который каждый день спускается на ночь Солнце. Недаром, именно "ночное" Солнце Нижнего Мира вырезали наши предки на колыбельках младенцев, чтобы оберегало дитя, еще некрепко связанное с этим миром. И именно блины-солнышки были тем клубочком, за которым шли заглянуть в мир, из которого придет будущее, чтобы увидеть черты суженого. (Он еще неведомый, чужой, не принадлежащий "этому" миру).

Итак, начинаем. В понедельник бегут закликать Масленицу, чтобы приехала на праздник. На свою свадьбу с Честным Семиком. Вообще Масленичная неделя - это свадьба сговоренной на Имболк Весны-Масленицы-Остары с Женихом-Солнцем. Прибытие невесты издалека в дом жениха.

Помните сказку про коня Фалладу? Или любовь к Трем Апельсинам? У них множество фольклорных предшественников. Сосватанная невеста едет к жениху, но в последний момент ее подменяет другая. Не молодая, не знатная, не красивая. Часто - служанка. А то и вовсе - старая ведьма. Надевает праздничные уборы невесты, саму ее заколдовывает, лишая красоты, или изгоняет. Она сейчас "безобразна" - не имеет образа. А "подменная" идет навстречу жениху, который ее принимает, чтобы не нарушить данного обещания.

Вот тут я вижу сразу несколько смысловых пластов. Самый простой, шутка родни невесты, которую сыграли с библейским Иаковом, женив его сперва на старшей Лие, и только потом на любимой Рахили. Второй - "подменная невеста" как "козел отпущения". Подобный мотив (правда о женихе), встречается в сказках "Тысяча и одной ночи", когда на свадьбе роль жениха играет какой-нибудь заведомый бедолага, чтобы отвести дурной глаз зависти от истинных новобрачных. Пока неведомую невесту в пышных уборах (с закрытым лицом!) везут в торжественном поезде, она сама неприметно, закутанная в Ослиную шкуру, или в рубище (рыбацкую сеть?), входит вместе с остальной челядью в дом жениха. Кстати, о "челяди". Мы ведь уже знаем, что невеста "умерла" в своем роду. Ее уже на девичнике помянули блинами. Теперь она "невоплощенная душа", пока не возродится в доме нового рода после соответствующих обрядов. И она, в сказке, занимает место среди "младших" этого дома. Не имеющая имени, не имеющая поддержки своей семьи (уборы и приданое, способные засвидетельствовать ее личность присвоены другой. Вот ты - как есть. Голая, как в час рождения. Ни имени, ни родни, ни тех, кто будет свидетельствовать в твою пользу. Докажи, что и кто ты есть на самом деле!)
И, разумеется, мистериальный план. Солнечный бог ждет свою Брайд-невесту, но она еще носит облик Мудрой старухи-Зимы.

Итак, невеста прибыла, и была встречена (несколько удивленным) женихом. Тут в сценарий праздника вступают знаменитые "тещины блины". То есть, мать невесты прибывает к своей дочери-молодухе, чтобы передать ей из рук в руки таинство первого изготовления блинов в мужнином доме. Заметим, что в этом доме другой хозяйки нет. Иначе блины бы пекла свекровь, как старшая женщина в доме. Поэтому, "научить молодую" - это фактически передать ей магию "большины", сделать ее хозяйкой-большухой в доме. Это делает или свекровь, передавая со временем бразды правления и половник - как скипетр, старшей невестке, или - в отсутствие таковой, женскими секретами делится невестина родня.
Недаром же говорят - выбираешь жену - посмотри на тещу! Будет то же самое.
Недаром, в угощении зятя блинами, есть неприметные намеки на то, что он женившись на невесте. символически вступил в брак и с ее матерью. Есть знаменитый обычай-загадка: теща подносит зятю большую стопку горячих масленых блинов, и предлагает "нижний вперед верхнего съесть, и масла не пролить!". Догадливый зять накрывает стопку другой тарелкой, быстро переворачивает их, и сняв нижнюю тарелку добирается до загаданного нижнего. Этот игровой обычай считают символическим браком. Вспомним, что именно блинами потчует теща зятя наутро после свадьбы, подводя "итог" брачной ночи.
В общем, наш Честной Семик-молодец, женился на "подменной невесте", но праздник еще только начался, и у настоящей невесты-Весны есть три дня, чтобы "воскреснуть", вернуть себе свое имя и силу.

Про троекратные испытания молодых невесток мы все хорошо помним. И блины с припеками-разносолами в четверг они пекут, и на Золовкиных посиделках рукодельничают, и на Широкой Масленице в игры играют, на гулянье гуляют. Показывая, на что способны. Хотя, сказки тоже намекают, что не в одной хозяйственности дело. Есть и парадоксальные способы узнать настоящую невесту во время этих испытаний. Опытная служанка-подмена может и печь не хуже, и шить лучше, а вот душу верную, любящую, и благородную заменить никак не может. Ткачиха, повариха царская, а вот богатыря родить - это дело для истинной Царицы.

И вот на исходе субботнего дня, солнечный жених узнает в безымянной замарашке свою любимую невесту. Безошибочно определяя ее под заколдованной личиной - седыми волосами, свиной головой, кожей как кора. И при всех признает ее своей вечной спутницей. И происходит чудо - в костре сгорает не шкура лягушачья, а отжившая оболочка, из которой как бабочка из куколки, фениксом выходит на свет возрожденная Весна. А остатки скорлупки - чучелом Зимы летят в костер или в воду. Потому что весь опыт мудрой перешел в новое вместилище, а все отжившее ушло, став удобрением новым посевам.

И в утро Равноденствия приходит во всей красе настоящая невеста - Солнечная дева, царица Летней страны. Чтобы начать новую, летнюю половину года.

Вот тут вы можете меня спросить, как это так, "свадьба"? Ведь свадьба Бога и Богини - это Бельтайн, а не Остара!. Вспомню один момент из "Проклятых королей" Дрюона. Там, прибывающая Неаполитанская принцесса просто шокирована тем, с какой скоростью после ее прибытия происходит венчание и брачная ночь. Она рассчитывала на то, что после первой встречи ее ожидает свадебное путешествие по стране, с праздниками и турнирами, на несколько недель, во время которых она успеет познакомиться со своим женихом поближе. )

И еще один момент. Свадебное путешествие Брайд-Остары, тут накладывается на последнее путешествие Кайлигг. Вспомним, что в древности женщин хоронили в свадебных уборах. И, бывало, что чувствуя приближение смерти, они наряжались в лучшую одежду, садились в погребальные сани, и ехали по своей земле, нанося визиты родным, обмениваясь с ними подарками, пируя напоследок. И этот способ ухода из жизни считался достойным завершением жизненного пути. (Напомню упоминание о подобном у Свифта, в главе "Гулливер у гуингнгмов") Так что Масленичная неделя, это еще и веселая(!) старинная тризна по Зиме. Не злобной карге, а мудрой и достойной уважения и пышных проводов.

БЛИНЫ (_mjawa)

Понедельник - встреча
А мы Масленицу встречали,
Повстречали, душа, повстречали,
На горушке побывали,
Блином гору выстилали,
Сыром гору набивали,
Маслом гору поливали,
Поливали, душа, поливали.

Блины блюдо, обрядовое использование которого известно у восточных славян, главным образом у русских. В других славянских зонах аналогичную роль в обрядах выполняют различные виды хлеба, каша (кутья) или зерно. Основная символика БЛИНОВ связана с представлением о смерти и потустороннем мире: БЛИНЫ посвящают умершим, символически кормят ими души предков, передают БЛИНЫ на тот свет в гробу с покойником и т.п. Посредниками между реальным и потусторонним миром выступают лица, являющиеся извне: нищие, странники, колядники, которым раздают БЛИНЫ. БЛИНЫ предназначаются также суженому, первому встречному, пастуху, скоту, Христу, св. Власию, чучелу Масленицы, Морозу и др. Особое значение в обрядах имеет горячий, первый БЛИН и БЛИН, испеченный последним, сухой, лежащий сверху в стопе, в гаданиях соленый БЛИН.

На похороны и поминки БЛИНЫ пекут как поминальное блюдо, посвящаемое умершим. В день погребения на стол ставят кипу БЛИНОВ, и старший из присутствующих мужчин разламывает первый БЛИН и кладет на окно для покойника. На похоронах и поминках первый горячий БЛИН, как и хлеб, не режут, а рвут на части и раскладывают на окнах, чтобы паром от него питалась душа умершего. БЛИНЫ иногда кладут на грудь умершему, в гроб, на могилу. Блинами поминают на могиле, а остатки отдают нищим странникам. На следующий день носят завтрак покойному, тоже оставляя БЛИНЫ на могиле. БЛИНЫ пекут на девятый, на сороковой день и в последующие поминальные дни, а также в календарные поминальные (родительские) праздники: на Фоминой неделе (на дедовую неделю, Красную Горку, Радуницу), в Дмитровскую субботу и т.д. Считалось, что кто печет БЛИНЫ на поминки, печется о насыщении души умершего. Поминальные БЛИНЫ разносят по домам, приносят на могилу, в церковь, раздают нищим. В Белоруссии БЛИНЫ пекут на деды чтоб дедам (предкам) пара пошла. БЛИНЫ используют и как оберег от мертвых, которые часто являются во сне. Для этого с горячим БЛИНОМ садятся на порог и приглашают к себе умерших обедать.

БЛИНЫ на Масленицу повсеместное угощение, главным образом, у русских. БЛИНЫ пекут всю неделю. Первый БЛИН посвящают Власию или умершим. Его кладут родителям на слуховое окно, божницу, крышу или могилу, дают нищим в память о предках или съедают за упокой усопших. В Прощеное воскресенье или в субботу идут с БЛИНАМИ на кладбище прощаться с родителями. В обряде похорон Масленицы блин дают в руки чучелу Масленицы. БЛИНЫ пекут также на Вознесение. Их называют Христу онучи, христовы (или божьи) онучи. Их пекут на счастье, берут с собой в поле. Наряду с другими видами хлеба БЛИНЫ пекут и на Рождество. Первый БЛИН в Сочельник дают овцам от мора, скоту отдают остатки БЛИНОВ и рождественской кутьи. Под Рождество хозяин с кутьей и БЛИНАМИ выходит звать мороз на ужин. БЛИНЫ также специально пекут для колядников. БЛИНЫ бывают составной частью угощения на дожинках и в начале жатвы.

Разнообразно использование БЛИНОВ на свадьбе. Угощение БЛИНАМИ на обручении и в канун свадьбы наиболее характерно для северо-восточной России. БЛИНЫ накануне свадьбы могут иногда приобретать функции, родственные тем, которые они имеют в похоронно-поминальной обрядности: угощение БЛИНАМИ сопровождается в некоторых местах символическими похоронами невесты или упоминанием покойника. Невеста в это время должна как бы умереть как девушка, чтобы потом воскреснуть в новом качестве. После брачной ночи молодых кормят БЛИНАМИ, совершают шуточный обряд блин продолбить, устраивают блинный стол, мать невесты присылает БЛИНЫ к выходу молодых из бани. Повсеместно у русских теща угощает зятя БЛИНАМИ в конце свадьбы. Во время угощения невеста старается вырвать у жениха первый БЛИН, чтобы получить власть над мужем. По способу поедания женихом БЛИНА судили о девственности невесты: если она оказалась нечестной, жених ломал блин, прокусывал у него середину, откладывал взятый БЛИН и больше не ел, дарил теще дырявый БЛИН или клал на БЛИН не целый рубль, а мелочь, если молодая не цела. В некоторых местах и сама невеста в конце свадьбы печет БЛИНЫ и угощает ими мужа и гостей, иногда устраивают шуточную продажу невестиных БЛИНОВ.

С БЛИНАМИ девушки гадают о замужестве, чаще всею на святки (обычно для этого используют первый или соленый БЛИН, от которого откусывают все гадальщицы): с блином под мышкой, за пазухой или на голове выбегают или выезжают на кочерге на улицу и дают его первому встречному мужчине, узнавая его имя; оставляют его на перекрестке жениху на вечеринку; наступив на него ногой, слушают на мусорной куче откуда залает собака, оттуда ожидается жених и т. п. Иногда на Кузьму и Демьяна (1/14. XI) девушки пекут БЛИНЫ и поют песни, содержащие пожелание найти хорошего жениха.

Символика БЛИНОВ в фольклоре, как и в обрядах, связывает их со смертью и с небом как иным миром. Так, в сказке старик лезет на небо и видит там избушку из БЛИНОВ. Тот же мотив отражен в поговорке про избу: Блинами промшить, лепешками покрыть. В сказке солнце на небе печет на себе БЛИНЫ (ср. украинскую пословицу: Вона своiм носом чуе, як на небi блины печуть). В подблюдных песнях БЛИНЫ предвещают смерть (смерть несет БЛИНЫ на блюде). В заговоре от икоты ее отсылают туда, где пекут БЛИНЫ; там блины пякуть, табе дадуть, подобно тому как оставляют их покойнику на поминках. В загадке БЛИН в масле на сковороде сравнивается с рыбой, с которой их роднит использование в качестве поминального угощения: Берега железны, вода дорога, рыба без костей.

С печением БЛИНОВ связан ряд бытовых предписаний и запретов. Так, посторонним запрещается смотреть, как пекут БЛИНЫ, иначе они не зададутся. У белорусов пекущего БЛИНЫ приветствуют: Скачком блiны!, а в ответ на это, говорят: Тарчком з iзбы! Выпекая первый БЛИН, зовут покойных родных есть БЛИНЫ. Первый БЛИН перед обедом дают молодому домашнему животному, а последний оставляют на сковороде и после обеда скармливают матери этого животного. Одолженную под БЛИНЫ сковороду возвращают не пустую, а с последним БЛИНОМ, причем держат ее не голыми руками, а сковородником. В Полесье запрещается печь БЛИНЫ в Великий пост (а иногда и на Пасху, на Новый год, в Петровский пост) во избежание засухи.

Взято: http://bazar.swarog.ru/b/bliny0.php

РЕЦЕПТЫ БЛИНОВ (а это уже я, Wedma)

На самом деле настолько широко известны, что даже писать не буду ... сами знаете -  мука, вода, молоко, яйца, соль, сахар ... и готово. А вообще каких-только блинов не бывает... И на опаре, и с припеком, и гречневые, и пшеничные ... всякие... Я больше всего люблю простые ... тонкие тонкие.... И подавать их можно и с вареньем, и со сметаной, и с рыбкой, с икрой, кто как любит.... И это конечно праздник живота

Коман мелна - трехслойные блины всегда были блюдом праздничным. И это правда очень вкусно (хоть и хлопотно). В деревнях их любят делать. Рецепт правда по книжке ... сама я коман - мелна не готовила.
 "Блины трехслойные (коман мелна)":

 Пресное крутое тесто из ржаной муки, яиц и соли раскатывают в тонкую лепешку толщиной 1,5-2 мм по размеру сковороды. Лепешку слегка зарумянивают в жарочном шкафу, затем смазывают густой смесью овсяной муки, не свернувшегося кислого молока (или простокваши, кефира) и сметаны. Блин снова зарумянивают и затем замазывают третий слой, представляющий собой овсяную крупу, которую в течение 8-10 часов вымачивали в сметане. После этого блины выпекают, смазывают топленым или сливочным маслом и подают горячими - целиком или разрезанными. Толщина готового блина 7 мм.
Продукты, используемые в рецепте "Блины трехслойные (коман мелна)":
- мука ржаная или пшеничная - 120г
- яйцо - 1/2 шт.
- соль
для 2 слоя:- мука овсяная или крупа манная - 20г
- простокваша или кефир - 60г
- сметана - 40г
для 3 слоя:- крупа овсяная - 60г
- сметана -100мл.


Культ бабулек
новый магический блинный танец..

Приходил твой...это, Масленица.... Сам вооо (показывает).а важныйсам воо (показывает)
а хитрый- Кто? -..Масленица масло взял и - фьють...!
"Ишь ты, Масленица" (мультфильм студии Арменфильм)

Любые комментарии и коррекции будут приняты с благодарностью. Можно через форум. Можно письмом.

Вернуться к Главной Ведьме

Rambler's Top100 HotLog