Rambler's Top100

ВЕДЬМА: ГЛАВНАЯ  ВЕДЬМИНА ШКАТУЛКА  ВЕДЬМИН КОТИК    ВЕДЬМИНА КУХНЯ   ВЕДЬМИНЫ ПАУЧКИ  ВЕДЬМИНЫ КАРТЫ  ВЕДЬМИН ЧУЛАНЧИК 
 ВЕДЬМИНА БИБЛИОТЕКА  ВЕДЬ МИН ПАТЕФОН    ВЕДЬМИНА ГАЛЕРЕЯ  ВЕДЬМИНЫ СОСЕДИ  ВЕДЬМИНЫ ТОВАРКИ ВЕДЬМИНА КРАСОТА ВЕДЬМИН СИНЕМАТОГРАФ 

Мифологическая энциклопедия монстров, духов и богов со всего мира

ВЕДЬМЫ В ИСТОРИИ (И ИСТОРИИ О ВЕДЬМАХ) - 3

ВЕДЬМЫ В СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЕ

В этом разделе Ведьма хотела бы написать о наиболее популярных суевериях о ведьмах в различных культурах. В этом разделе представлены восточнославянские и украинские поверья.

СЛАВЯНСКИЕ ПОВЕРЬЯ
взяты с сайта
Дом Сварога (http://www.pagan.ru

Ведьма (от др.-рус. ведь знание) один из основных персонажей демонологии восточных и западных славян, сочетающий в себе черты реальной женщины и демона. По народным представлениям, обычная женщина становилась ведьмой, если в нее вселялся (по ее желанию или против воли) злой дух, дьявол, душа умершего; если она сожительствовала с чертом, бесом, змеем или заключала с ними сделку ради обогащения. Магическая ведовская сила могла быть как врожденной, доставшейся женщине по наследству от матери-ведьмы, так и приобретенной, например, от умирающей Ведьмы, которая передала наследнице свои колдовские знания (своего духа). Считалось также, что способность женщины к ведовству могла быть вызвана неправильным поведением ее родителей: например, если мать кормила ее грудью три Великие пятницы, т.е. более двух лет; если ее мать и она сама были рождены вне брака.

Сосуществование в Ведьме человеческого и демонического начал могло пониматься как наличие у нее двух душ: обычной, человеческой, и злой, демонической, которая покидает по ночам тело спящей женщины и вредит людям (см. Двоедушник, ведогоны).

Для облика Ведьмы характерны, по народным воззрениям, некоторые демонические черты или особые приметы: наличие хвостика, рожек, крыльев. Ведьма выдает себя необычным взглядом: у нее воспаленные, покрасневшие глаза или дикий, хмурый взгляд; ее отличает привычка не смотреть прямо в глаза, в зрачках Ведьмы можно увидеть перевернутое отражение человека. Обычно ведьму представляли себе старой и безобразной, с седыми растрепанными волосами, крючковатым носом, костлявыми руками, иногда с телесными недостатками (горбатость, хромота). Ведьмой часто считали одиноко живущую женщину, неприветливую, со странностями.

Особенно опасными становились Ведьмы в большие годовые праздники, в периоды полнолуния или новолуния, в грозовые ночи. У восточных славян временем их активности считались: ночь на Ивана Купалу, Юрьев день, Благовещение, Пасха, Троица, Рождество, а у западных славян дни св. Яна, Люции, Петра и Павла, Зеленые святки, праздник Божьего Тела, а также канун 1 мая (Вальпургиева ночь). Нападая в такие дни на людей, пугая и преследуя их, Ведьма оборачивались жабой, кошкой, собакой, свиньей, коровой и др. животными; птицей (сорокой, вороной, совой, курицей, уткой); насекомыми (мухой, бабочкой, мотыльком, пауком): могли принимать вид предметов (колеса, решета, стога сена, клубка ниток, палки, ветки, корзины) или становиться невидимыми.

Главным вредным свойством Ведьмы считалась способность портить скот и отбирать у коров молоко. С этой целью Ведьма собирала росу на межах и пастбищах, волоча по траве полотно (фартук, платок, сорочку, цедилку, вожжи), затем выжимала ткань и поила водой свою корову или просто вешала намокшую ткань дома и с нее обильно текло молоко. Широко известны былички, в которых человек несознательно повторяет колдовские действия Ведьмы, отбирающей молоко, а затем не может избавиться от обилия молока у себя дома.

По восточнославянским поверьям, Ведьма могла отнимать сало у свиней (т.е. жир с чужих свиней переходил к свиньям Ведьмы, даже если она их не кормила); перенимала яйценоскость у чужих кур. В присутствии Ведьмы женщины никак не могли напрясть много пряжи, т.к. вся нить шла на веретено Ведьмы. Завязывая завитки (вид порчи - связанные или сломанные колосья) во ржи, в льняном поле, Ведьма отбирала урожай в свою пользу. Жители Костромского края считали, что в ночь на Ивана Купалу Ведьма идет в чужое поле и делает там пережин, т.е. выстригает во ржи узкую дорожку, собирая колоски, а вместе с ними забирает весь урожай с поля.

Ведьме приписывалась способность насылать порчу на людей, домашних животных, растения продукты и т.п., в результате чего люди и животные болеют, гибнут, новорожденные не спят по ночам, плачут, домочадцы ссорятся, свадьбы расстраиваются, продукты портятся, нитки рвутся, работа не удается. На Украине и в Карпатах верили, что Ведьмы могут наслать град ураганные ветры, наводнения, пожары, похитить небесные светила, вызвать засуху и др. бедствия.

Для защиты от Ведьм использовались обереги. Чтобы не дать Ведьме проникнуть во двор и в дом, на воротах укрепляли свечу, освященную на Сретение, или метлу на длинной палке; в столбы ворот втыкали зубья бороны. колючие растения, затыкали в дверные щели крапиву или ветку осины, березы, клена; возле двери хлева ставили борону зубьями вперед или вилы, ухват; на порог клали нож, топор, косу и др. режущие и колющие предметы. Производили магические действия, символизирующие возведение преграды: осыпали дом и хлев маком, обводили косой по земле круг, очерчивали мелом стены, рисовали на дверях кресты и т.п.

Способы распознавания Ведьмы составляют одну из наиболее характерных особенностей всего круга поверий о Ведьмах. Поскольку реальная живущая среди людей женщина, изменив свой облик, причиняла вред односельчанам, то главной целью обычаев и ритуалов, приуроченных к опасным дням календаря, было стремление распознать ее, выследить, уличить и обезвредить. Считалось, например, что купальский костер притягивает к себе Ведьму, вызывая у нее физические страдания, и что она вынуждена прийти к костру, чтобы прекратить свои мучения. Существовали также специальные приемы, призванные привлечь Ведьм к купальскому костру: кипятили цедилку с воткнутыми в нее иглами или осиновыми колышками, лили молоко испорченной ведьмой коровы в огонь или на раскаленный серп. Старались также подкараулить Ведьму в хлеву, куда она пыталась проникнуть в облике жабы или какого-либо животного. Обнаружив возле коровы лягушку, хозяева пробивали ей лапу или глаз, и на следующий день оказывалось, что одна из соседок ходит с перевязанной рукой, хромает или окривела ее и считали Ведьмой. Иногда пойманное в хлеву животное убивали или бросали в воду, полагая, что от этого Ведьма должна умереть или утопиться. Ведьму можно было опознать во время церковной службы (особенно пасхальной см. Пасха или рождественской): она старается дотронуться до иконы, хоругви, рясы священника, не хочет выходить с крестным ходом, держит на голове подойник, стоит спиной к алтарю и т.п. На Украине говорят, что стоит только, проходя мимо группы женщин, сложить пальцами правой руки дулю и засунуть ее под мышку левой руки, как Ведьма тут же начнет браниться и ругать проходящего, ср. Кукиш.

Считалось также, что Ведьма не тонет в воде: во время засухи женщин загоняли в воду в поисках Ведьмы.

Один из стержневых мотивов быличек о Ведьмах полеты Ведьм на шабаш. По западнославянским поверьям, накануне Вальпургиевой ночи Ведьма мажется жиром крота и вылетает через дымоход со словами: Выезжаю, выезжаю, ни за что не задеваю. Она летит на ведьмину гору верхом на метле, лопате, кочерге, косе, вилах, в ступе, на плуге, палке, лошадином черепе, на сороке или на животных. На шабаше слетевшиеся Ведьмы танцуют вместе с чертями, поклоняются козлу, пируют, затевают козни против людей. В восточнославянских быличках более подробно описываются эпизоды ночных колдовских действий Ведьмы перед полетом, за которыми скрытно наблюдает очевидец (К: см. "Золотой Осел" Апулея). Местом сборищ всех Ведьм оказываются перекрестки дорог, межи, горы, но чаще всего деревья (дуб, груша, сосна, тополь, береза), где они веселятся, пируют, танцуют, дерутся между собой, сбивают масло и т.п. Обнаружив следующего за ней человека, Ведьма отправляет его обратно, наградив чудесным конем, который на самом деле оказывается помелом, палкой, кривой березой.

Считалось, что за свою связь с нечистой силой Ведьма наказывается трудной смертью: она не может умереть, пока не передаст своего знания; во время агонии Ведьмы поднимается буря или появляется черная собака, не исчезающая до самых похорон. В Полесье говорили, что Ведьма не может умереть, пока не разберут потолок дома или пока ее не накроют телячьей шкурой. Верили, что после смерти Ведьма по ночам навещает свой дом; чтобы предотвратить такое посмертное хождение, Ведьму хоронят лицом вниз или пробивают ее гроб осиновым колышком. См. также Вештица.

Лит.:

Антонович В.Б. Колдовство: Документы. Процессы. Исследования. СПб., 1877;

Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903;

Иванов П.В. Народные сказания о ведьмах и упырях // Украiна: Народнi вiрування, noBip'я, демонологiя. Киев, 1991;

Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири (сост. В.П. Зиновьев). Новосибирск, 1987;

Виноградова Л.Н., Толстая С.М. К сравнительному изучению мифологических персонажей: вештица и ведьма // Балканские чтения I: Симпозиум по структуре текста. М., 1990

Виноградова Л.Н. Общее и специфическое в славянских поверьях о ведьме // Образ мира в слове и ритуале:

Балканские чтения I. М., 1992.

ЕЩЕ О ВЕДЬМАХ: 

(http://slavyans.narod.ru/magik-people/vedma.html)

В духовном стихе, записанном (А. В. Валовым) в Пошехонье Ярославской губернии, душа ведьмы, уже завершившей свое земное существование, следующим образом кается в своих грехах: 
    От коровушек молочко отдаивала, Промеж межи полоску прожиновала, От хлебушка спорынью отымывала. В этом стихе дается полная характеристика злой деятельности ведьмы, так как эти три деяния составляют специальные занятия женщин, решившихся продать свою душу чертям. Впрочем, если внимательно всмотреться в облик ведьмы в том виде, в каком он рисуется воображению жителей северной лесной половины России, то в глаза невольно бросится существенное различие между великорусской ведьмой и родоначальницей ее малорусской. Вооще в малорусских степях среди ведьм очень нередки молодые вдовы и притом, про выражению нашего великого поэта, такие, что не жаль отдать души за взгляд красотки чернобровой, то в суровых хвойных лесах, которые сами поют не иначе, как в минорном тоне, шаловливые и красивые малороссийские ведьмы превратились безобразных старух. Их приравнивали здесь к сказочным бабам-ягам, живущим в избушках на курьих ножках, они, по олонецкому сказанию, вечно кудель прядут и  в То же время глазами в ноле гусей пасут, а носом (вместо кочерги и ухватов) в печи поваруют, Великорусских ведьм обыкновенно смешивают с колдуньями и представляют себе не иначе, как в виде старых, иногда толстых, как кадушка, баб с растрепанными седыми космами, костлявыми руками и с огромными синими носами. (По этим коренным чертам во многих местностях самое имя ведьмы сделалось ругательным.) Ведьмы, по общему мнению, отличаются от всех прочих женщин тем, что имеют хвост (маленький) и владеют способностью летать по воздуху на помеле, кочергах, в ступах и т. п. Отправляются они на темные дела из своих жилищ непременно через печные трубы и, как все чародеи, могут оборачиваться в разных животных, чаще всего в сорок, свиней, собак и желтых кошек. Одну такую свинью (в Брянских местах) били чем ни попало, но кочерги и ухваты отскакивали от нее, как мячик, пока не запели петухи. В случаях других Превращений, побои также считаются полезною мерою, только советуют бить тележной осью и не иначе, как повторяя при каждом ударе слово раз (сказать два значит себя сгубить, так как ведьма того человека изломает). Этот ритуал избиения, определяющий, как и чем надо бить, показывает, что кровавые расправы с ведьмами практикуются весьма широко. И действительна, их бьют и доныне, и современная деревня не перестает поставлять материал для уголовных хроник. Чаще всего ведьмы подвергаются истязаниям за выдаивание чужих коров. Зная повсеместный деревенский обычай давать коровам клички, сообразно с теми днями недели, когда они родились, а равно и привычку их оборачиваться на зов, ведьмы легко пользуются всем этим. Подманивая авторок и субботок, они выдаивают их до последней капли, так что коровы после того приходят с поля такими, как будто совсем потеряли молоко. Обиженные крестьяне утешают себя возможностью поймать злодейку на месте преступления и изуродовать, отрезавши ей ухо, нос, или сломавши ногу. (После того в деревне обыкновенно не замедлит обнаружиться баба с подвязанной щекой, или прихрамывающая на ту или другую ногу.) 
       Многочисленные опыты в этом роде производятся повсеместно, так как крестьяне до сих пор сохранили уверенность, что их коровы выдаиваются не голодными соседками, не знающими, чем накормить ребят, а именно ведьмами. Притом же крестьяне, по-видимому, не допускают и мысли, что коровы могут потерять молоко от болезненных причин, или что это молоко может быть высосано чужеядными животными. 
      Ведьмы имеют чрезвычайно много общего с колдунами и если подбирать выдающиеся черты в образе действий тех и других, то придется повторяться. Они также находятся между собою в постоянном общении и стачке (вот для этих-то совещаний и изобретены лысые горы и шумные игры шаловливых вдов с веселыми и страстными чертями) точно так же тяжело умирают, мучаясь в страшных судорогах, вызываемых желанием передать, кому-нибудь свою науку, и у них точно так же после смерти высовывается изо рта язык, необычно длинный и совсем похожий на лошадиный. Но этим не ограничивается сходство, так как затем начинаются беспокойные ночные хождения из свежих могил на старое пепелище на лучший случай отведать блинов, выставляемых за окно до законного сорокового дня, на худший ~ выместить запоздавшую и неостывшую злобу и свести непоконченные при жизни расчеты с немилыми соседями). Наконец, успокаивает их точно так же осиновый кол, вбитый в могилу. Словом, бесполезно разыскивать резкие границы, отделяющие волхвов от колдунов, так же точно, как ведьм от колдуний. Даже история тех и других имеет много общего: ее кровавые страницы уходят в глубь веков, и кажется, что они потеряли свое начало до такой степени укоренился в народе обычай жестокой расправы с колдунами и ведьмами. Правда, против этого обычая еще в средние века выступали наиболее просвещенные отцы церкви, но в ту суровую эпоху проповедь кротости и незлобия имела мало успеха. Так, в первой половине XV века, одновременно с тем, как в Пскове, во время моровой язвы, сожгли живыми двенадцать ведьм, в Суздале епископ Серапион вооружается уже против привычки приписывать общественные бедствия ведьмам и губить их за этой Вы все еще держитесь поганского обычая волхования, говорил св. отец, веруете и сожигаете невинных людей. В каких книгах, в каких писаниях слышали вы, что голода бывают на земле от волхования? Если вы этому верите, то зачем же вы пожигаете волхвов? Умоляете, почитаете их, дары им приносите, чтобы не устраивали мор, дождь ниспускали, тепло приводили, земле велели быть плодоносною? Чародеи и чародейки действуют силою бесовскою над теми, кто их боится, а кто веру твердую держит к Богу, над теми они не имеют власти. Скорблю о вашем безумии, умоляю вас, отступите от дел поганских. Правила божественные" повелевают осуждать человека на смерть по выслушании многих свидетелей, а вы в свидетели поставили воду, говорите: Если начнет тонуть невинна, если же поплывет -- то ведьма. Но разве дьявол, видя ваше маловерие, не может поддержать ее, чтобы не тонула, и этим ввести вас в душегубство? 
     Однако гласом в пустыне прозвучали эта слова убеждения, исполненные высочайших чувств христианского милосердия: через 200 лет, при царе Алексее, старицу Олену сжигают в срубе как еретицу, с чародейскими бумагами и кореньями после того, как она сама созналась, что портила людей и некоторых из них учила ведовству. В Перми крестьянина Талева огнем жгли и на пытке дали ему три встряски по наговору, что он напускает на людей икоту. В Тотьмев 1674г. сожжена была в срубе, при многочисленных свидетелях, женщина Федосья по оговору порче и т. д. Когда (в 1632 г.) из Литвы дошли вести, что какая-то баба наговаривает на хмель, чтобы навести моровое поветрие, то тотчас, под страхом смертной казни, тот хмель запретили покупать. Спустя еще целое столетие (в 1730 г.) сенат счел нужным напомнить указом, что за волшебство закон определяет сожжение, а через сорок лет после того (1779т.) епископ Устюжский доносит о появлении колдунов и волшебников из крестьян мужского и женского пола, которые не только отвращают других от правоверия, но и многих заражают разными болезнями посредством червей. Колдунов отправили в сенат, как повинившихся в том, что отреклись от веры и имели свидание с чертом, который приносил им червей. Тот же сенат, узнавши из расспросов колдунов, что их не раз нещадно били и этими побоями принудили виниться в том, в чем они вовсе не виноваты, распорядился воево-ду с товарищем отрешить от должности, мнимых чародеев освободить и отпустить, а архиереям и прочим духовным особам запретить вступать в следственные дела о чародействах и волшебствах, ибо эти дела считаются подлежащими гражданскому суду. И вот о тех пор, как блеснул впервые в непроглядном мраке животворный луч света, накануне XX столетия мы получаем нижеследующие известия все потому же чародейскому вопросу о ведьмах: 
      Недавно (пишет корреспондент наш из Орла), в начале 1899 г., чуть было не убили одну женщину (по имени Татьяна), которую все считают за ведьму. Татьяна поругалась с другой женщиной и пригрозила ей, что испортит ее. И вот что произошло потом из-за уличной бабьей перебранки: когда на крики сошлись мужики и обратились к Татьяне со строгим запросом, она им обещала превратить всех в собак. Один из мужиков подошел к ней с кулаком и сказал: Ты вот ведьма, а заговори мой кулак так, чтобы он тебя не ударил. И ударил ее по затылку. Татьяна упала; на нее, как по сигналу, напали остальные мужики и начали бить. Решено было осмотреть бабу, найти у ней хвост и оторвать. Баба кричала благим матом и защищалась настолько отчаянно, что у многих оказались исцарапаны лица, у других покусаны были руки. Хвоста, однако, не нашли. На крик Татьяны прибежал ее муж и стал защищать, но мужики стали бить и его. Наконец, сильно избитую, но не перестававшую угрожать, женщину связали, отвезли в волость (Рябинскую) и посадили в холодную. В волости им сказали, что за такие дела всем  мужикам попадет от земского начальника, так как-де теперь в колдунов и ведьм верить не велят. Вернувшись же домой, мужики объявили мужу Татьяны, Антипу, что жену его, должно быть, порешат послать в Сибирь, и что они на это согласны будут дать свой приговор, если он не выставит ведра водки всему обществу. За выпивкой АНТИП божился и клялся, что не только не видал, но ни разу в жизни даже не заметил никакого хвоста у Татьяны. При этом, однако, он не скрыл, что жена угрожает оборотить его в жеребца всякий раз, когда он захочет ее побить. На другой день пришла из волости Татьяна, и все мужики явились к ней договариваться о том, чтобы она в своей деревне не колдовала, никого не портила и не отымала у коров молока. За вчерашние же побои просили великодушно прощения. -Она побожилась, что исполнит просьбу, а через неделю из волости получился приказ, в котором было сказано, чтобы впредь таких глупостей не было, а если что подобное повторится, то виновные за это будут наказаны по закону, и, кроме того, об этом будет доводиться до сведения земского начальника. Выслушали крестьяне приказ и порешили веем миром, что наверня-ка ведьма околдовала начальство, и что поэтому впредь не следует доходить до него, а нужно расправляться своим судом. 
В деревне Теребенево (Жиздринского уезда, Калужской губернии) семилетняя девочка Саша говорила матери, что она с теткой Марьей, у которой жила в няньках, каждую ночь летала на лысую гору. 
Когда все заснут, погасят огни, тетка Марья прилетит сорокой и застрекочет. Я выскочу, а она бросит мне сорочью шкуру, надену я ее и полетим. На горе скинем шкуру, разложим костры, варим зелье, чтобы людей поит. Слетается баб много: и старых, и молодых. Марье весело свищет да пляшет со всеми, а мне скучно в сторонке, потому что все большие, а я одна маленькая. 
    То же самое Саша рассказала отцу, а этот бросился прямо к Марье: 
Безбожница, зачем ты мне дочь испортила? Заступился Марьин муж: вытолкал дурака за порог и дверь за ним затворил. Но тот не унялся и к старосте. 
Подумал, подумал староста и говорит: 
Нет, я тут действовать не могу, иди к попу и в волость. 
Думал, думал отец и надумал сводить свою дочку в церковь, исповедать ее, причастить и попытаться, не возьмется ли священник ее отчитать. От исповеди, однако, девочка сама отказалась. 
Ведьмы не молятся и не исповедуются! И в церкви повернулась к иконостасу спиной. Священник отчитывать отказался посоветовал девчонку хорошенько выпороть. 
Какой сорокой она скидывалась, куда летала? И ты, дурак, веришь болтовне ребенка? 
Между тем, у избы встревоженного отца толпа мужи-ков и баб не расходится, и девчонка продолжает болтать свой вздор. 
    В волости жалобщику поверили и Марью признали за колдунью. Порылся писарь в законах и оповестил: 
Нет, брат, против черта ничего не поделаешь: никакой статьи противу ею я не подыскал. 
    Пало на Марью подозрение, и слава ведьмы стала расти. Стали соседки следить за каждым ее шагом, при-поминать и подмечать всякие мелочи. Одна рассказыва-ла, что видела, как Марья умывалась, перегнувшись через порог на улицу; другая что Марья черпала воду на сутоках, третьячто Марья в ночь на Ивана Купалу со-бирала травы и т.п. Каждый шаг несчастной женщины стали перетолковывать в дурную сторону. Мальчишки из-за угла начали в нее камнями бросать. Ни ей, ни мужу нельзя стало на улице показываться чуть в глаза не плюют. 
Хоть бы ты, батюшка, вступился за нас! умолял Марьин муж священника. Священник пробовал убеждать толпу и успокаивать Марью, но ничто не помогало, и, в конце концов, невинная и кроткая Марья умерла в чахотке. 
     С того времени прошло лет 15. Саша уже давно вы-росла, давно уверяет; что рассказ ее чистая выдумка, но теперь ей уже никто не верит: вошла девка в полный смысл и поняла, что этого рассказывать не следует. Девка она хорошая, но ни один жених за нее не сватается: ни-кому нет охоты жениться на ведьме. 
   Придется, вероятно, и ей, сидя в старых девках, обратиться к промыслу ворожеи, тем более, что такие занятия почти не опасны и очень выгодны. Мимо ворожеи не пройдут ни удалые молодцы, ни красные девицы, ни обманутые мужья, ни ревнивые жены, потому что и нынче, как и в старину, живет в людях вера в присуху. Не надо ни лысых гор, ни придорожных восстаний, достаточно и деревенских заваленок, чтобы, узнавая сокровенные тайны, усердно заниматься приворотами и отворотами любящих и охладевших сердец: и себе на руку, и посторонним в помощь. В таких делах для ловких людей еще много простора, как бы ни назывались эта ловкачи: ведьмами или ворожеями, гадалками или знахарками, бабками или шептуньями.Вот несколько примеров из практики современных ведьм и гадалок. 
     Один крестьянин Орловской губернии тяжко провинился перед новобрачной женой и, чтобы как-нибудь поправить дело, обратился за советом к хваленой старухе- знахарке, о которой шла молва, как о заведомой ведьме. Знахарка посоветовала своему пациенту пойти в луга и отыскать между стожарами (колья, на которых крепятся стоги сена) три штуки таких, которые простояли вбиты-ми в землю не менее трех лет; затем наскоблить с каждой стожары стружек, заварить их в горшке и пить. 
А вот еще случай из практики ворожей. 
От суседей нет мне промытой воды, жаловалась также известной калужской ведьме одна девушка, служившая у богатого купца, обещал взять замуж да и об-манул. Все смеются, даже малые ребята. 
Ты только принеси мне лоскут от его рубахи, обнадеживала ее ведьма, я отдам церковному сторожу, чтобы он, как станет звонить, навязал на веревку этот клок, тогда купец от тоски не будет знать, куда деться, и сам к тебе придет, а ты посмейся ему: я, мол, не звала тебя, зачем пришел?.. 
Жаловалась и другая бедная девушка, пожелавшая выйти за богатого крестьянина, которому она не нравилась. 
Ты, если можно, достань его чулки с ног, -- присоветовала ведьма. Я отстираю их и наговорю воду ночью. и дам тебе три зерна: одно бросишь против его дома, а другое ему под ноги, когда будет ехать, третье, когда он придет... 
Случаев таких в практике деревенских ведьм бесконечно много, но замечательно, что знахарки и ведьмы воистину неистощимы в разнообразии своих рецептов. Вот еще несколько образчиков. 
Любит мужик чужую бабу. Жена просит совета. 
Посматривай на двор, где петухи дерутся, рекомендует ведьма, возьми на том месте земельки горсточку и посыпь ее на постель твоей разлучницы. Станет она с мужем твоим вздорить и опять полюбит он свой закон (то есть жену). 
       Для присухи девиц советуют вынашивать под левой мышкой в течение нескольких дней баранки или пряники и яблоки, конечно, прежде всего снабженные наговорами, в которых и заключена главнейшая, тайно действующая сила. 
        Только знающие и избранные ведьмы болтают не на ветер заговорные слова, а закладывают в наговоренные вещи, именно то, что потом будет врачевать, успокаивать и утешать, по желанию. Точно самым целебным зельем наполняется наболевшее сердце, когда слышат уши о пожелании, чтобы тоска, давившая до сих пор, уходила прочь ни в пенье, ни в коренье, ни в грязи топучи, ни в ключи кипучи, а именно в того человека, который оскорбил, разлюбил или обманул обещаниями и т. п, Для влюбленных ведьмы знают такие слова, что, кажется, лучше и слаще их и придумать никому нельзя. Они посылают присуху в ретивые сердца, в тело белое, в печень черную, в грудь горячую, в голову буйную, в серединную жилу и во все 70 жил, в во все 70 суставов, в самую любовную кость. Пусть эта самая присуха зажгла бы ретивое сердце и вскипятила горячую кровь, да так, чтобы нельзя было ни в питье ее запить, ни в еде заесть, сном не заспать, водой не смывать, гульбой не загулять, слезами не заплакать и т. п. 
     Только исходя из уст ведьм, слова эти имеют силу печатать чужое сердце и запирать его на замок, но и то лишь в том случае, когда при этом имеются в руках наговорные коренья, волосы любимого человека, клочок его одежды и т. п. Всякому обещанию верят и всякое приказание исполняют: подкладывают молодым ребятам голик под сани, если желают, чтобы кто-нибудь из них в текущем году не женился, сжигают его волосы, чтобы он целый год ходила как потерянный. Если же выпачкать ему поддевку или шубу бараньей кровью, то и вовсе его никто любить не будет. 
    Но самое действительное средство в любовных де-лах это таинственный талисман, который добывается из черной кошки или из лягушек. Из первой, разваренной до последней степени, получается косточка-невидимка, делающая человека, который ею владеет, невидимкой. Косточка равносильна сапогам-самоходам, ковру-самолету, суме-хлебосолке и шапке-невидимке. Из лягушки достают две косточки-счастливки, с одинаковым успехом служащие как для приворотов, так и отворотов, возбуждающих любовь или вызывающих отвращение. Об этих кошачьих и лягушечьих косточках отзываются и в сказках с полною верою в их чародейство. Добываются эти косточки очень легко; стоит выварить в котелке совершенно черную кошку и получатся крючок и вилочка, или стоит посадить в муравейник двух лягушек, чтобы получить крючок и лопатку. Крючком задевают ту, которую желают привлечь к себе (или незаметно прицепляют ей на платке). Вилочкой или лопаткой отталкивают от себя ее же, когда успеет она на-доесть или совсем опостылит. Немного при этом требуется обрядов и не особенно трудна подготовка. От муравьиной кучи надо уводить задом наперед, чтобы леший не мог догнать, когда пойдет искать следов; тогда оба следа будут вести в лес, а из лесу следа не будет. В иных случаях советуют по 12-ти ночей кряду ходить к тому муравейнику и обходить его молча три раза, только на тринадцатую ночь дается в руки подобное сокровище. Впрочем, можно обходиться и без этих подходов. Неудача постигает лишь в том случае, когда пристегнутый к платью крючок отмеченная девица не проносит на себе три недели кряду и т. п. По всем приведенным данным, можно заключить, что некогда влиятельная и страшная власть ведьм, устремленная, главным образом, на любовные дела, теперь замыкается в пределах бабьего царства. В этом, конечно, надо видеть большое счастье и несомненный успех просвещения. Уже из многих мест, и притом славящихся своим суеверием, доносятся, например, такие отрадные вести: 
В старину ведьм много водилось, а нынче что-то не слыхать. 
Теперешняя ведьма чаще всего сводня. Так что. ведьмы не только обмирают, по старому обычаю, на Силу и Силуяна (30 июля), опившись краденого молока от чужих коров, но, по многим несомненным признакам, при новых порядках, и вовсе приготовились к настоящей смерти. 
1) За отдаленностью или прямо за неимением лысых гор, для свиданий признают достаточно удобными чуланы и особенно бани, причем для надзора за ними существует ведьмак. По всему югу Великороссии это либо колдун, либо упырь который, по общему всем славянским народам поверью, ходит после смерти и морит людей. 

УКРАИНСКИЕ ВЕДЬМЫ

(на основе материалов с сайта Федора Самураева (http://samuraev.narod.ru/index.htm), на основе книги М.А. Орлова "История сношений человека с дьяволом" ( в Ozon.ru за 411 руб)

Кто не знает украинскую Солоху. Николай Васильевич Гоголь обеспечил украинским коллегам отличный пиар (или вывел их на чистую воду - как посмотреть).

Определить понятие о ведьме очень легко. Ведьма это баба, связавшаяся с дьяволом и посему устремляющая всю свою деятельность во вред людям. Ведьмы бывают либо естественные, либо искусственные, т. е. ведьма может родиться на свет, или же, родившись на свет совершенно нормальною женщиной, может стать ведьмой впоследствии. У врожденных ведьм есть примета, вполне их изобличающая, хвост. Сначала этот придаток бывает величиной не больше пальца, но впоследствии, особенно если ведьма усердно занимается ведьмовством, хвост у нее отрастает и делается такой, как у собаки. Надо еще разъяснить, что прирожденные ведьмы, родимые, как их называют хохлы, случаются существами далеко не столь вредными, как ведьмы ученые; при том же родимые ведьмы, в сущности, ни в чем неповинны сами по себе, ибо родятся они такими на свет потому, что были либо прокляты, либо заколдованы в то время, когда были еще в утробе матери. Иное дело ведьма ученая. Эта сделалась ведьмой по собственной злой воле, с очевидной целью делать зло людям. Родимая же ведьма иногда и вовсе не пользуется своими врожденными талантами или если и пользуется, то несравненно умереннее, нежели ученая.

Обычный талант ведьм это прежде всего способность превращаться, перекидываться во что угодно: в собаку, кошку, птицу. Главным же образом их деятельность сводится к доению чужих коров, задержанию дождя, управлению бурями и ветрами. Иные сосут кровь у людей, и в этом отношении сходятся, следовательно, с упырями. Какими способами ведьмы проделывают все эти свои штуки, о том доподлинно никому неизвестно. Подсматривать же за ними в высшей степени опасно, потому что у того, кто хоть чуть-чуть проникнет в их тайны, они высасывают кровь, и любопытный человек быстро погибает. Однако, по общему убеждению, ведьмы, отправляясь из дому по делам, поступают таким манером. Раздевшись, они намазывают все тело какой-то мазью, потом ставят в печку горшок с какою-то жидкостью. Когда эта жидкость разогреется, от нее начнет валить густой пар, поднимающийся через трубу. В эту минуту ведьма схватывает кочергу или помело, садится на него верхом; пары, идущие из горшка, подхватывают ее и выносят через трубу. С этого момента ведьма может перекидываться во что хочет, может носиться под облаками, переменять ветер, задерживать тучи и т. д. Для того чтобы в их деятельности был известный порядок, они время от времени собираются на совещание под председательством ведьмака о котором мы еще скажем ниже несколько слов. Эти собрания, очевидно, и есть не что иное, как шабаши; по крайней мере времяпрепровождение на них совершенно то же самое, которое мы описали, когда шла речь о шабашах заграничных ведьм. В Литинском уезде рассказывав, что ведьмы на своих собраниях предаются игрищу, напоминающему бой мечами, и потому, отправляясь на шабаш, они захватывают с собой конопляные мялки. Этими мялками они и дерутся между собой.

В том же Литинском уезде записан рассказ, содержание которого очень напоминает случай, описанный в известной балладе Пушкина.. В этом сказании героем является тоже солдат, квартировавший у ведьмы. Солдат замечал, что его хозяйка по ночам куда-то исчезает, а к утру возвращается совсем усталая. Однажды он, подстрекаемый любопытством, подсмотрел, что она делает, и увидел, как она намазывалась мазью, кипятила жижу в горшке и как улетела в парах этой жижи через трубу. Солдат проделал над собою то же самое и помчался на шабаш. Сначала, испугавшись, он спрятался за камень, но когда ведьмы начали между собой обычную битву мялками, это зрелище его подзадорило, и он, выхватив свой тесак, сам кинулся в битву. И случилось так, что в пылу драки отрубил палец у своей хозяйки. Но та, конечно, узнала его и в наказание за любопытство высосала из него кровь, так что солдат умер.

Доение чужих коров, как известно, одно из главнейших злодейств ведьмы. Мы видели, что ведьмы иноземных сказаний тоже этим по преимуществу занимаются. У нас на юге полагают, что, для того чтоб овладеть чужой коровой, ведьма ее доит либо на Благовещенье (25 марта), либо на Юрьев день (23 апреля), либо в первый день Пасхи. Если ей это удастся дело кончено: корова после того хозяевам уже не дает молока. Волшебный же способ доения, по воззрениям нашего народа, очень похож на описанный нами в иноземных сказаниях. Ведьма у себя дома пробуравливает где-нибудь в столбе, косяке или в стене дырочку и держит ее заткнутой; а когда ей надо молока, она вынимает из дырочки затычку, произносит заклинательное слово, и молоко струёй течет из дырочки в подставленную посудину. Но туго приходится ведьме, если ее при первом доении застанет хозяин коровы, особенно если у него есть собака п е р в а к. Под таким названием известны те верные псы, кавалеры, появляющиеся на свет от первородящей суки, которая в свою очередь была первым потомком также первородившей матки. Перваков иначе называю ярчуками. Так вот эти-то псы и обладают способностью видеть ведьм, безошибочно чутьем различать их от обыкновенных баб. Ярчуков, если генеалогия их добросовестно прослежена, берегут пуще зеницы ока, хотя трудно бывает их уберечь. Черти в свою очередь отлично знают их талант в распознавании ведьм, и потому в собственных интересах жильцы адовы стараются удавить ярчука; а он вполне в их власти до годового возраста. Правда, зато потом, когда ярчуку уже минул год, с ним черти ничего не могут поделать, он вне их власти. Так вот, если такая собака застанет ведьму в то время, когда она явится во двор доить корову в первый раз, то непременно ее загрызет, если только ведьма не успеет оборотиться вовремя в птицу и улететь.

Ведьмы, говорят, часто появляются на перекрестках дорог, там, где ставятся кресты и часовни; с этих мест ведьмы скрадывают звезды; для этого им надо залезть на крест, но непременно вверх ногами.

Существует прием для того, чтобы видеть ведьм. Кому придет такое желание, тот должен отправиться в церковь в великий четверг, когда читают страсти. Но еще задолго до того, именно в заговенье перед великим постом, надо взять кусочек творога, положить его себе под язык и продержать его так целую ночь. На другой день этот сыр завязывается в пояс и носится на себе весь пост; вот, повязавшись этим поясом, и идут в церковь на четверговые евангелия. Войдя в церковь, человек, так подготовленный, сразу же и увидит всех ведьм не хуже ярчука. И они, в свою очередь, мгновенно его распознают, подойдут к нему, будут его умолять, чтобы он выкинул из пояса тот сыр, будут грозить, но он, конечно, не должен уступать.

В Литинском уезде записан любопытный обряд посвящения ведьмы. Старая ведьма дает свой ученице кусок творога и сама берет кусок и ведет ее к колодцу. Она велит ученице раскрошить творог, бросить его в воду и смотреть. Ученица смотрит и ничего не видит особенного. Тоща ведьма крошит свой кусок и бросает крошки в воду колодца. И тотчас же на творог со всех сторон набегают гады и чудища, хватают его. Тоща ведьма, указывая на это своей ученице, говорит ей, что коли она хочет быть ведьмой, то должна знать, что ее душу точно так же черти разорвут на том свете. Если ученица этого не испугается, тоща ведьма начинает ее обучать всем тонкостям искусства.

Иные хозяева, заметив пропажу молока у своих коров, начинают сторожить их по ночам, и им удается укараулить ведьму, поймать ее с поличным. Но заметив, что ее открыли, ведьма сейчас же пропадает из глаз. Один из таких хозяев (рассказывают в Ковельском уезде) видел, как ведьма ночью доила его корову, и хотел на нее кинуться, чтобы ее поймать, но она мгновенно обратилась в лягушку. Мужик бросился на гада с топором и ему удалось обрубить у него лапы. На другой день у бабы, которую все считали ведьмой, оказались руки отрубленными.

Ведьму можно поймать, но для этого надо на нее накинуть шнур из новых, еще не надеванных шаровар. Этот очкур, как его называют хохлы, надо освятить вместе с пасхою во время светлой заутрени и с ним караулить ведьму в скотном хлеву. Как только она войдет, надо ей накинуть очкур на шею и держать крепко, не обращая внимания на то, что она будет перекидываться и в кошку, и в собаку, и в птицу, и т. . А потом уже можно с ней и расправиться по-свойски.

Знаете что-то интересное о роли ведьмы в различных культурах? Имеете леденящий душу опыт встречи с ведьмой? Пишите
Ведьма


Вернуться к Главной Ведьме

Rambler's Top100 HotLog Top Magya.ru - вся Магия Женский портал, женский каталог, все для женщин! Palantir